Главная / СМИ о нас / Юрий Лутков: «Многие частные перевозчики находятся на грани выживания»

Юрий Лутков: «Многие частные перевозчики находятся на грани выживания»

15.08.2018

– Юрий Григорьевич, когда вы пришли в эту сферу? – В 1998 году, когда в городе только начал появляться частный пассажирский транспорт. Работал водителем на микроавтобусе RAF. Потом появились первые «Газели». Осваивал разные маршруты, объездил весь город: от железнодорожного вокзала до Романенко, от поселка «Радуга» до Амура. Потом транспорта стало больше, и пришло понимание, что «шоферить» и руководить одновременно не получается. Нужно было делать выбор.

– Из чего сейчас состоит ваш бизнес? 

– На сегодня это четыре маршрута (№ 97, 392, 418, 511), автопарк – более 40 автобусов малого класса. Из сотрудников – водители, обслуживающий персонал, диспетчеры, бухгалтерия. Есть гаражи, сеть ночных парковок, медицинские кабинеты для предрейсового осмотра водителей – все как в ПАТП. Если сравнивать с коллегами, в среднем автопарк у частников – 30-50 транспортных средств. По уровню доходов нас можно отнести к малому бизнесу. – С чего начинается ваш рабочий день? – Подъем в 6 утра, а иногда и в пять, потому что до шести утра надо успеть проконтролировать выход автобусов на маршруты. У нас есть персонал, который отвечает за утреннюю проверку и подготовку водителей и транспорта. Но если возникают вопросы, мое присутствие позволяет решить их оперативно, что положительно сказывается на бизнесе в целом. Утро – самая горячая пора, и от того, сколько машин вышло в линию, зависит, как быстро омичи доберутся до своей работы.

 – Расскажите о других обязательных пунктах вашего графика.

 – В 08:00 в офисе анализирую итоги минувшего дня: состояние автопарка, сводка по ДТП, платежи, звонки и т.д. С 10:00 начинаются деловые встречи. Это могут быть беседы с представителями органов власти, ГИБДД, контрольно-надзорных органов. Все это происходит практически в ежедневном режиме. Иногда приходится бывать в судах. Днем, с 14:00 до 16:00, у нас проходят рабочие совещания с персоналом, часто на выезде: по очереди собираем водителей на конечной остановке и проводим инструктаж по актуальным вопросам или разбираем произошедшие ситуации. А с 17:00 до 18:00 в офисе работаем с документами. – Рабочий день для вас заканчивается ровно в 18:00? Не несете работу домой – если не в буквальном смысле, то в голове? – Когда начинал этот бизнес, бывало, работа снилась. А сегодня почти все отлажено, выстроен механизм взаимодействия и контроля. Если нет экстремальных ситуаций (ЧП, ДТП), то все вопросы успеваем решать в течение рабочего дня.

 – Кстати, если говорить о «разборе полетов», как именно вы контролируете и улучшаете качество работы подчиненных?

 – Перемещаясь по городу на личном автомобиле, всегда присматриваюсь к поведению водителей.  Если замечаю непорядки у своих, принимаю меры немедленно. Серьезные нарушения повлекут за собой наказание. Но и на ошибки водителей других частных перевозчиков я не закрываю глаза. Если я увижу, что человек превышает скорость, создает аварийную ситуацию, обязательно сообщу коллеге, которому принадлежит транспортное средство.

– Омичи нередко жалуются в сети на водителей – в частности, на курение в салоне, на невысокую культуру поведения в целом. Что вы делаете со своей стороны, чтобы таких жалоб было меньше?

 – На курение у нас действует строгий запрет, особенно во время движения на маршруте. Мы приняли такое решение после многочисленных жалоб пассажиров, всех водителей строго предупреждаем об этом и при приеме на работу, и перед каждым выездом на линию. Курить разрешено только на конечной остановке, вне салона автобуса. Если говорить о «качестве» водителя в целом, в последнее время требования к таким сотрудникам возросли. Мы, к примеру, в заботе о пассажирах и о статусе профессии в целом отсеиваем до 30% претендентов на эту должность. Есть и обратная сторона растущих требований: мне и коллегам не всегда удается найти достойного соискателя, и порой у кого-то из нас может возникать дефицит водителей.

– Если говорить о конфликтных ситуациях, которые бывают в салоне маршрутки, можно ли выявить закономерность – кто чаще виноват?

 – Разбирать жалобы с пассажирами всегда непросто: порой аксиома «пассажир, всегда прав» неверна. Иногда они сами начинают конфликт с водителем, отвлекая его от дороги – конечно, это не может не раздражать. Это не значит, что мы всегда на стороне наших водителей. Мы стараемся разобраться в сути конфликта. Бывало и такое, что водитель не хотел работать по правилам – в этом случае мы с человеком расставались.

– А при общении с представителями властей какие возникают сложности?

 – Во многом это общение зависит от позиции человека: считает ли он нас конкурентами, злостными нарушителями или полноправными партнерами на рынке перевозок пассажиров. Мы, в свою очередь, всегда готовы к конструктивному диалогу.

 – Поговорим о цифрах. Можно ли говорить об окупаемости вашего бизнеса при стоимости проезда в 25 рублей?

– Речи о каких-то сверхприбылях не идет. Я бы сказал, что доходы – минимальны, многие предприниматели вообще находятся на грани выживания. Текущая стоимость проезда была установлена в апреле 2016 года. Да, по тем временам это была справедливая цена, позволившая многим взять кредиты на покупку новых автобусов, залатать дыры в своем бюджете. Но прошло более двух лет. За это время только цены на ГСМ выросли почти на 30%, а затраты на дизтопливо – это немалая составляющая наших расходов. Цены на импортные запчасти, коммунальные услуги, МРОТ – все выросло. А стоимость проезда осталась прежней. В рамках воспроизводства бизнеса проезд сегодня должен стоить как минимум 30 рублей.

– В прессе не раз появлялся крик души от частных перевозчиков, касающийся льготников...

 – Более того, мы писали в министерство социального развития Омской области, публиковали открытое письмо губернатору, но нас никто не слышит. Если коротко, нам, согласно постановлению регионального правительства, за перевозку льготника компенсируют всего 18 рублей. А для муниципальных маршрутов минимальный размер такой компенсации – 36 рублей. Где логика? Где справедливость? Мы даже не просим 38 рублей, доплачивайте хотя бы как за любого пассажира – 25 рублей.

– А как же социальная ответственность бизнеса?

– Конечно, есть внутреннее понимание, что не хлебом единым должен жить человек. Наша ответственность больше находится в зоне точного соблюдения всех правил перевозки – от подбора персонала и следования договору с дептрансом до соблюдения правил транспортной безопасности. И если есть возможность кому-то помочь, мы делаем это. Но вы же знаете про пирамиду Маслоу? Человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока нуждается в удовлетворении более насущных нужд. Примерно так же и с бизнесом: осознание социальной ответственности приходит тогда, когда прибыль позволяет иметь временно свободные денежные средства. А когда речь идет о выживании бизнеса, думаешь: «А что будет завтра? Как изменятся цены? Не отменят ли маршруты? Не ужесточат ли требования к ведению бизнеса?» И эти мысли не покидают нас ни на один день... 

Источник: http://bk55.ru/news/article/132686/

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий

captcha