Главная / СМИ о нас / Мария Козубенко: «Меня спрашивали: «А где настоящий водитель?»

Мария Козубенко: «Меня спрашивали: «А где настоящий водитель?»

31.08.2018

– Что привело вас в профессию? – Когда мне было пять или шесть лет, я увидела женщину за рулем троллейбуса и сказала маме: «Я буду как эта тётя!» Мне тогда казалось, это так здорово: огромный троллейбус послушно поворачивает туда, куда хочет женщина. Это стало моей мечтой, и я ее реализовала: пошла учиться, сдала экзамены и в 2003 году стала водителем троллейбуса. Работа мне нравилась, хотя многие коллеги, тоже женщины-водители, постоянно жаловались на трудности. Я же воспринимала их как часть профессии. Но с годами стало тяжелее: машины давно выработали свой срок, часто ломались, зарплату задерживали. В 2010 году я твердо решила: пришло время что-то менять. С тех пор я работаю водителем маршрутки, начинала еще на знакомой всем желтой «Газели».

– Как вас приняли коллеги-мужчины?

- Поначалу было недоверие, на меня смотрели как на «экзотику». «Дедовщины» не было, но меня сразу предупредили: работа тяжелая, не все мужчины выдерживают, и скидок никаких не будет. Коллеги мне потом признались, что они спорили между собой: сколько дней я продержусь. Но потом поняли, что я профессионал, и отношение изменилось, заработала авторитет. В моторах, возможно, мужчины понимают больше, ведь я работала на троллейбусе, это совсем другой транспорт. Зато в ПДД могу любого проконсультировать.

– А объектом мужских шуточек вы становились?

– Запомнился один случай. Приезжаю на «конечку», вижу, мужики, стоящие в кучке, в мою сторону пальцем показывают. Я ничего не понимаю. Потом один из них подходит и говорит: «Мадам, вы номерной знак потеряли». У меня мысли мечутся в голове: «Вроде утром осматривала, номер был на месте, ни в кого не врезалась... Неужели и правда потеряла? Хорошо что на дороге не остановили!». Быстро вылезаю, кидаюсь к бамперу, а номер на месте! И тут слышу дружный хохот. Вот, думаю, мужики! Разворачиваюсь и направляюсь к ним, да так решительно, что они сразу смеяться перестали. Говорят: «Маша, ты чего? Сегодня же первое апреля!». С утра-то я еще помнила, но за рулем мысли все только о дороге. Я заулыбалась, и мужики вслед за мной. Потом вместе смеялись, вспоминая эту историю.

 – Со стороны сотрудников ГИБДД бывала необычная реакция?

– Думаю, это люди, которые чаще других встречают женщин за рулем. И все же порой я вижу в их взгляде некоторое удивление, в котором читается: «Женщина... В кабине... Что она тут делает?»

 – А как реагируют пассажиры?

 – Некоторые мужчины пытались меня задеть фразами в духе: «А доедем ли?» или «А где настоящий водитель?» Поначалу меня это задевало до слез, а потом стала относиться спокойнее: они же не знают, что у меня водительский стаж больше 15 лет. Ну а если кто-то и правда не хочет ехать со мной, возвращаю деньги. Это их право.

 – Как разрешаете конфликтные ситуации?

 – С зайцами у меня разговор короткий – плати или выходи. В целом стараюсь быть вежливой – хотя порой все закипает внутри. Но я считаю, надо прежде всего оставаться человеком.

– Чем отличается салон маршрутки с водителем-женщиной?

– Я чаще провожу уборку, чем коллеги-мужчины. Это же практически мой второй дом. На конечной обязательно вытираю пыль. У меня в салоне висят шторки, я слежу, чтобы все лампочки горели. Цветов в горшочках, конечно, нет, но немного уюта никогда не помешает. Что касается музыкального сопровождения, я привыкла к радио: тут и песни, и погода, и новости. Позволяет не отставать от жизни.

– Несмотря на большой опыт вождения, вы устаете за рулем? Все-таки машин на дорогах всё больше...

– Бывает, день выдался спокойный, и тогда усталости почти не чувствуешь. А когда весь день на нервах – то машина на маршруте сломается, то пробка за пробкой, то на дороге в яму угодишь – кажется, устало всё: и руки, и ноги, и спина, и голова. А рано утром опять на работу, поэтому надо успеть поспать и привести организм в порядок.

– В аварийные ситуации попадали?

– Бывало, но в основном не по моей вине. Машин стало очень много, и не все водители профессионалы, поэтому я всегда соблюдаю и правила, и скоростной режим. Свою первую аварию я запомнила на всю жизнь. Вожу троллейбус полгода, глубокая осень, снега мало, гололед. Перед выездом нас предупредили: ехать аккуратно. Утро, сумерки. Я тихо еду с левого берега по мосту, скоро поворот на Телецентр. А навстречу вдруг несется джип со скоростью больше сотни. Начал кого-то обгонять и задел трамвайные рельсы. Его разворачивает – и прямо на меня! И мой троллейбус в это время обгоняла легковушка. Вот мы все почти у моей кабины и встретились. Помню, как я хотела в сторону уйти, но тут же мост: места для маневра мало. Машину тряхнуло, штанги слетели, в салоне крик, у меня – шок. А если бы этот джип в мой троллейбус не врезался, его бы точно вынесло с моста, и перила бы не спасли.

– Кто обеспечивает качество услуг «сверху»?

 – Я работала на разных маршрутах, и могу сказать, что многое зависит от руководителя, лицензиата маршрута. В настоящее время наш лицензиат входит в СРО «Омские перевозчики». В отличие от некоторых предпринимателей, с которыми я работала, тут больше порядка, ежедневный медицинский контроль, техника в хорошем состоянии. Есть и еще один момент: требования к водителям строже. Я, как водитель, это одобряю: дорога не прощает легкомысленного отношения.

– Некоторые считают, что водители маршруток «деньги гребут лопатой». Что скажете об этом?

– Скажу, что это заблуждение. Последний «всплеск» небольшой прибыли был в 2016 году, когда проезд утвердили по 25 рублей. Кстати, тогда и пассажиров было больше. Сегодня дорожает и бензин, и резина, и запчасти. А пассажиров стало меньше. Даже остановки часто почти пустые. Я читала, что многие уезжают из Омска, так вот, я это точно на себе ощущаю.


Источник: http://bk55.ru/news/article/133797/

Комментарии

Пока нет комментариев

Написать комментарий

captcha